Галерея

Индонезийские Воины с кинжалами Экран культуры и туризма в Brave New World civbg_12 Средневековая эпоха

Дуэльный клуб Civ5. Часть 3

Битва 3. Запад-Восток

Размер: маленький
Тип мира: Пангея
Стартовая эпоха: древность
Дополнительное условие: кроме дуэлянтов на карте две цивилизации, управляемые искусственным интеллектом

ФранцияПушкарь: Спешить нам некуда. впереди шесть тысяч лет на развитие и рост. Нацию нужно выбрать соответствующую, чтобы ее преимущества играли роль на протяжении всей партии. Пожалуй, остановлюсь на французах — их бесплатная культура в каждом новом городе дает огромные преимущества в дебюте, позволяя подмять под себя огромную территорию. А у кого много земли — у того много ресурсов, денег и производственных мощностей. Не важно, какую стратегию изберет противник, гибкость французов позволит подстроиться под любую ситуацию и достойно ответить.

КитайГрабский: Александр хорошо умеет развиваться, за сотни ходов его производственные мощности и экономика уйдут слишком далеко вперед. Значит, остается только уничтожить государство соперника как можно раньше. Китай — один из лучших воинственных народов в игре. Особенно хороши чо-ко-ну, китайские арбалетчики, стреляющие два раза за ход вместо одного. Моя цель — как можно раньше добраться до нужной для чо-ко-ну технологии «механизмы», натренировать сильную армию и пройти огнем и мечом по земле Александра. Подобно Цинь Шихуанди, я объединю все под небесами!

Рождение тигра

Пушкарь: Ага, Вячеслав выбрал У Цзетянь, а значит, его стратегические планы легко предугадать. Бояться его стоит лишь в период позднего средневековья, когда Китай обзаведется своими убер-арбалетчиками. В принципе, мне достаточно пересидеть этот период в обороне и как можно скорее изучить порох — а дальше пойти в контратаку мушкетерами. Сколько бы раз ни стреляли чо-ко-ну за ход, их сила — всего 12 единиц, в то время как у д’Артаньянов — все 20. Исход этой войны вполне предсказуем.

Что ж, с далеко идущими планами Франция определилась, пора взглянуть, что мы имеем на практике. Поселенец появился на веселенькой зеленой полянке у реки, рядом есть серебро, коровки, всяческая растительность. Замечательное начало для неспешного развития. Выделенный мне воин отправляется на разведку, в свежепостроенном Париже начинается воспитание рабочего. Научные исследования направлены на изучение календаря — это даст возможность обрабатывать дикорастущие ресурсы роскоши, а также шанс заполучить много культуры от постройки Стоунхенджа. Политика также направлена на культурное развитие -ветка Воли как раз позволит получить дополнительные очки от каждого города, а заодно ускорит появление поселенцев. Пожалуй, можно позволить себе кофе с круассаном.

Грабский: Пекин тренирует рабочего, потом разведчика. Последний отправляется прочесывать окрестности. Важно как можно раньше найти Александра. Далее по очереди заказываю еще двух поселенцев. По древу технологий планомерно продвигаюсь к письменности, нужной для Великой библиотеки. Стартовый воин очищает будущую землю Срединного Царства от варваров.

В это время разведчик вернулся с донесением, и весть эта была печальна. Судьба выделила народу Китая слишком мало жизненного пространства. Пригодной для заселения почвы хватает лишь на три города, остальная земля с трех сторон отгорожена горами и морем. С четвертой же стороны располагается управляемый искусственным интеллектом Сонгай. Это значит, что расширять жизненное пространство отныне придется за счет его земли. Чужие города приносят больше несчастья гражданам, чем свои, но это еще полбеды. Куда хуже, что общих границ с Александром у меня нет и быстро захватить Париж не получится.

Пушкарь: После постройки Орлеана вдруг обнаглели варвары. Они умудрились увести обоих рабочих прямо из моих границ, а позднее захватили в плен беззащитного поселенца. И ведь мне даже ответить им нечем — единственный сильный отряд (мои стартовые воины отыскали в руинах продвинутое вооружение и переквалифицировались в копьеносцев) пасется на противоположном конце континента, а в городах я не могу строить никого сильнее простых воинов — нет технологий. Приходится изучить хотя бы верховую езду, чтобы производить лучников на колесницах. Несколько отрядов отправляются к варварам и тут же гибнут — те успели обзавестись копьями, и кавалерия их не страшит. Кажется, я здорово теряю темп.

Грабский: Достроилась библиотека; в качестве премиальной технологии беру государственную службу. Если бы не библиотека, мне бы еще долго пришлось изучать ее. Отныне я могу строить чудо света Чичен Итца и тренировать средневековых копьеносцев, что с удовольствием и начинаю. Следует захватить земли чернокожих как можно раньше. С нетерпением жду открытия доступа к китайским арбалетчикам.

Когда армия подтянулась к вражеским границам, китайские ученые наконец преподнесли мне модель скорострельного арбалета. На что теперь направить их умы? Приобретение чужой земли по очевидной с точки зрения игровой механики, но необъяснимой с точки зрения политики причине вместо патриотического подъема вызывает недовольство. Технология «банковское дело» откроет доступ к чуду света Сокрытый дворец, ополовинивающему недовольство за количество городов. Вот новое направление исследований.

Еще один рапорт от разведчика опечалил сердце императора Поднебесной. Оказывается, земли Александра лежат на крайнем Западе, и их закрывают от меня обширные территории Османской империи. Ну ничего, сейчас добью африканцев, и турки познают силу китайского оружия. Город за городом захватываю территорию Сонгая. Жители Пекина, Шанхая и Гуаньчжоу в это время строят колизеи и цирки. Великое учение фацзя (известное западным варварам как легизм) учит управлять с помощью наказаний, но разработчики «Цивилизации» не читали «книгу правителя царства Шан», и потому приходится задабривать народ.

Вот последняя твердыня Сонгая пала, бойцы отдыхают, чтобы с новыми силами обрушиться на тур-ков. Сокрытый дворец почти достроен, осталось всего два хода. Пока что оставляю оккупированные города сателлитами, потом постепенно возьму их под свое командование.

Пушкарь: В конечном итоге все-таки выбиваю варваров с насиженных позиций и возвращаю себе рабочую силу. Интересно, сильно ли я из-за них отстал?

Оказывается, нет. Вячеслав в какой-то момент увлекся войной где-то у себя и даже стер с лица земли цивилизацию Сонгай, но при этом умудрился отстать по очкам едва ли не вдвое. У меня же набеги варваров оказались единственной значимой неприятностью, которая ничуть не помешала продолжить экспансию. В каждом новом поселении моментально возводились все доступные культурные здания, общественные институты принимались один за другим, города исправно строили чудеса света…

Похоже, Вячеслав благополучно упустил момент, когда на меня можно было успешно напасть. Пока он там бряцал оружием, моя держава достигла истинного процветания. Золотые века пошли один за другим, я уже не успеваю раздавать деньги городам-государствам. Те в ответ исправно снабжают меня едой, культурой и отрядами, которые тут же усылаются на разведку и регулярно приносят добычу, отвоеванную у варваров. Держава стремительно набирает обороты, каждый следующий ход все сильнее укрепляет мои позиции.

Интересно, оппонент все-таки решится объявить мне войну? Думаю, мне будет что ему ответить.

Застой в войне, успехи в науке

Грабский: Удача снова отвернулась от Поднебесной. Не суждено было мне возвести Сокрытый дворец, Александр опередил меня всего на один ход. Теперь с завоеванием Турции придется повременить, пока не сделаю свою империю счастливой. Города-марионетки вместо жизненно важных зданий строят черт-те что, приходится город за городом аннексировать их. Пока я решал проблемы с ассимиляцией покоренных народов и учил африканцев писать иероглифами «мы обожаем императора», турки обзавелись неплохой армией из мечников эпохи Возрождения. С моим войском вряд ли справятся, но задержать и ослабить до подхода армии Александра — вполне смогут.

Снова откладываю завоевание, чтобы получить техническое превосходство над врагами. Благо наступил Ренессанс и теперь мне доступны политики из категории «рационализм». Трудовые резервы перераспределяю на специалистов и строю максимум торговых постов, ведь благодаря рационализму я получаю от них дополнительные очки науки. У Александра много городов, и они хорошо развиты. Несмотря на это, рационализм и часто рождающиеся великие ученые позволили китайской науке быстро догнать французскую. В индустриальную эпоху мы вступили практически одновременно. Великое учение фацзя всесильно, потому что верно.

Пушкарь: Наконец-то Новое время. Но, как выяснилось, не только у меня! Разведчики доложили, что Вячеслав перешел в новую эпоху на один ход позже! А это значит, что военный потенциал у него о-го-го какой, особенно с учетом обилия ветеранов, поднабравшихся опыта в стычках с Сонгаем. Надо срочно что-то предпринять — например, отсечь соперника от запасов нефти и попытаться завладеть ею самому. Ведь нефть — это не просто ресурс, нефть — это танки.

На моей территории месторождение только одно, и то — на воде, для его разработки потребуется открыть дополнительную технологию. Еще две скважины можно пробурить на узкой нейтральной полосе сразу за владениями турок. Срочно гоню туда поселенца, но умудряюсь опоздать буквально на ход — османы возводят там свой город. Идти на них войной в мои планы пока не входит, так что я просто его покупаю. Полторы тысячи монет и временная поставка серебра с золотом — ничтожная цена за полную нефтяную монополию на планете.

Понемногу стягиваю войска к новоприобретенному городу с непроизносимым названием Диярбакыр. Переименовать его, что ли, пока подданные языки не сломали? Ай, ладно, сейчас не до этого, в воздухе ощутимо пахнет приближающейся войной.

Грабский: К сожалению, я действовал слишком осторожно и потерял много времени. Китай начал вторжение лишь в современную эпоху. Турки к тому времени только изобрели нарезные стволы, и не смогли оказать мне серьезного сопротивления. Зато система дорог у турок хорошая — на радость армии захватчиков. За считанные ходы Османская империя стала частью великого Китая. На оккупированных территориях рабочие основывают множество торговых постов, которые хорошо стимулируют науку. Мой соперник тоже не сидел, сложа руки. В историю альтернативного мира это событие вошло как пакт Лебре-Чжуцзяня. Александр ударил по Турции с запада и захватил город, прилегающий к узкой полосе суши и разделяющий наши империи. Нелегко будет взять такой форпост. Надеюсь, недавно изобретенные атомные бомбы помогут.

Нашел на своей земле уран — хоть с этим повезло. Пекин создает Манхэттенский (или как его бы обозвали китайцы) проект, остальные города тренируют мотопехоту. Это будет самая великая война в мировой истории. Моя цель -захватить какой-нибудь из вражеских городов недалеко от Парижа и, использовав его как аэродром, забросать Париж атомными бомбами. К сожалению, нас разделяет удобный для обороны перешеек, придется хорошенько попотеть. Согласно великому учению фацзя, изнеженная Франция должна быть повергнута в прах дисциплинированным Китаем, в котором каждый подданный боится начальника больше, чем врага.

Пушкарь: Так и есть, Вячеслав объявляет о начале боевых действий. А подать сюда барабан и саблю! Стоп, как это не против меня?

Интересные дела, соперник предпочел для начала напасть на Турцию. Что ж, выбор его, а мне — лишнее время на подготовку. Можно, конечно, поддержать османов войсками, но я лучше поступлю хитрее и нападу на них с другой стороны. Им-то уже все равно, а я смогу как следует укрепить перешеек и не подпустить Вячеслава к сердцу своей империи.

Как и следовало ожидать, янычары только шашки тупили о танковую броню, их сопротивления даже никто не заметил. Однако захватить я все равно успел только один город сомнительной ценности, а стратегически важный Стамбул достался сопернику. Тем временем пришло сообщение — китайцы завершили Манхэттенский проект. Кажется, пора копать бомбоубежища.

Перенаправляю производственные мощности на создание танков и мотопехоты. Всех устаревших бойцов — в первую очередь конницу — понемногу сплавляю городу-государству Монако, притаившемуся под боком у Вячеслава. Когда начнется война, будет шанс, что они нападут с тыла и внесут сумятицу в планы соперника. Заодно и влияние на город растет. В городах появляются гарнизоны, ждут сигнала к взлету бомбардировщики… Противник, где ты? Я готов!

Запад есть запад, восток есть восток, и с места они не сойдут

Грабский: Стягиваю мотопехоту и самолет с первой атомной бомбой к границам. В тылу остается один французский город, в незапамятные времена то ли захваченный, то ли купленный у турок. Но мне до него дела нет, для победы нужно лишить противника столицы. Александр видит мои приготовления и наверняка тоже вооружается.

Вот атомная бомба падает на укрепившуюся в обороне мотопехоту, и мои части вступают в бой. Бас тяжелых орудий, речитатив пулеметов, предсмертные крики и ругань на французском и китайском заглушают радиодоклад. Сквозь помехи главком рапортует о колоссальных потерях. На место убитых тут же встают новые, и схватке нет конца. Земля дрожит от разрывов — с обеих сторон фронта ведет огонь артиллерия. Вот мой героический танк по морю зашел в тыл и уничтожил французский расчет, но тут же был подбит вражеской мотопехотой.

На другом конце мира в это время корабли Александра обстреливают мой прибрежный город из числа отвоеванных у Сонгая. Высадившийся десант захватывает его. Неприятно, но этот городок для меня десятого значения, судьба Китая сейчас решается не там. Монако, соседний город-государство, вступает в войну на стороне Франции. У этой маленькой страны оказалась подозрительно большая армия. Не тратя времени на схватку с ней, иду прямо на город и захватываю его. Войска Монако исчезли сами собой — наверное, в плен сдались.

Пушкарь: Ядерная бомба обрушилась на Марсель, разом выкосив половину жителей. В ответ на позиции Вячеслава посыпались авиабомбы и артиллерийские снаряды. Раненые бойцы отступают, а им на смену приходят свежие силы и сдерживают, сдерживают натиск…

Где-то в тылу соперника хулиганят случайно оказавшиеся там разведчики. Заплыв на территорию дружественного города-государства, каравеллы за скромную доплату моментально переоборудовались в линкоры и принялись обстреливать прибрежные поселения. Там же окопался и одинокий воин, которого пришлось улучшать долго и мучительно — сначала до копейщика, затем до мечника… И так пока он не превратился в полноценное мотострелковое подразделение и не захватил город Дженне, некогда аннексированный Вячеславом у Сонгая. От предложения забрать поселение себе я отказался, решив отдать его истинным владельцам. У африканцев тут же отыскался наследник престола и с благодарностью принял от меня в дар ключ от города. Сонгай снова в игре!

Впрочем, осталось совсем немного. Ситуация на фронте патовая, ни я Вячеслава, ни Вячеслав меня передавить не в состоянии. Но мне это только на руку — французская культура уже доросла до такого уровня, что я полностью открыл целых пять веток социальных институтов. Теперь осталось только заложить проект утопии в одном из городов и продержаться всего двенадцать ходов.

Грабский: Тем временем на главном театре военных действий китайская армия так и не продвинулась в глубь французской территории. Прекрасно налаженная индустрия Александра быстро производит отряды. Китайская армия разбита, сохранившиеся дивизии переходят к обороне. Сунь-цзы учил, что полководец должен быть подобен текущей воде, я же был подобен тонущему булыжнику. Провал? Дождаться бы еще нескольких атомных бомб, да сравнять все с землей… Но не сложилось — Александр завершил проект утопии. Привыкшие к казарменному режиму и еде по талонам китайцы увидели, как хорошо живут французы. Китайцы хотят жить как во Франции, и власть моя вот-вот рухнет. А великое учение фацзя не содержит ни одного совета, что делать в таком случае.

Разбор полетов

Вячеслав Грабский: Неудачное для моих планов географическое положение и несколько ошибок не дали Китаю победить. Если бы я покорил Сонгай и Турцию быстрее, огромная территория, застроенная торговыми постами, помогла бы китайской науке и экономике уйти далеко вперед. Также стоило попробовать напасть на Францию с моря. Рискованно, но не менее рискованной была попытка взять хорошо защищенный скалистый перешеек.

Александр Пушкарь: Мне повезло развиваться едва ли не в тепличных условиях. Территория для освоения оказалась огромной, от агрессии Вячеслава меня прикрывал буфер в лице Османской империи. Лишь варвары попортили изрядно крови на раннем этапе, захватывая рабочих с поселенцами и разоряя территорию. Неизвестно, как повернулась бы игра, если бы пришлось действовать по изначальному плану — отсиживаться в обороне, пережидая пик военного развития соперника. Но мне элементарнейшим образом даже не пришлось этого делать — когда Вячеслав все-таки собрался с силами и напал, исход партии уже ничто не могло переменить.

Вячеслав Грабский, Александр Пушкарь
Лучшие компьютерные игры №2’2011

Другие части материала: >> Битва 1 || >> Битва 2

8 comments to Дуэльный клуб Civ5. Часть 3

Leave a Reply