Галерея

Линкольн (Америка) gw_an_attack_on_beijing Петра civ5_i02

Откровенное интервью с Хатамой

Хатама (Civilization Beyond Earth)

В 20 лет дерзкий Хатама впервые оказался в центре внимания своей родной страны, Полистралии. В течение одного года он перешел от потягивания коктейлей с одноклассниками к организации сидячих забастовок – самая большая из них длилась 200 дней – в то же время, с успехом очаровывая прессу и медиа. К раздражению профессиональных политиков, этот студент университета Суматера Утара (Sumatera Utara) сделал невозможное. Он возглавил локальные кампании против коррупции и кумовства в рекламационных проектах только для того, чтобы стать узнаваемым лицом для нового поколения в Содружестве.

Затем он закончил университет.

Немногим более десятилетия спустя, Хатама находится в центре гораздо более обширной сцены – и теперь ставки значительно возросли, ведь мы говорим о будущем человечества за пределами Земли. Это серьезный поворот для политика-популиста, известного в частности за попытки разоблачить Правительственный доклад о Поворотном моменте. Он до сих пор тщетно старается убедить свой электорат (и своих зрителей), что выбор его в качестве лидера экспедиции Посева – ужасное решение. Даже сейчас он отпускает шутки по этому поводу в своей еженедельной интернет-программе «Вопрос для министра». И в то же время, он продолжает тренироваться вместе с остальной частью экспедиции «Фриланд» (Freeland).

Сегодняшняя встреча должна была состояться еще летом. В тот день мы просидели немало времени, ожидая завершения его еженедельного ток-шоу, а затем он внезапно отправился на «срочную встречу» с какой-то знаменитостью. На этот раз в комнату зашел совсем другой человек. Все с тем же шармом, но теперь уже не столь самоуверенный после того, как ему пришлось кардинально поменять взгляды на Поворотный момент. С немного изменившимся политическим влиянием и следящий за рейтингами, которые могут указывать, или нет, на закат его вещательных дней.

Но Хатаму это не останавливает. Его тон, по-прежнему, более шутливый, чем у большинства политиков. Его стиль общения сдобрен равными порциями сарказма и искренности. Перед началом интервью он настоял, чтобы мы пропустили по бутылке пива.

Хатама: Первой и наиболее важной моральной ответственностью «Фриланда» на новой планете станет организация приличного пивоварения. Дрожжи должны проходить через тот же процесс отбора, что и колонисты. Может быть, даже еще более строгий.

Журнал: Не могу представить, что это мнение разделяет команда «Фриланда».

Хатама: У меня уже есть голоса от отделов микробиологии и гидропоники, и я убежден, что к нам примкнут представители медицинских наук. Когда мы завершим демонстрационный проект, выгоды такого решения станут очевидными для всей колонии.

Журнал: Если это часть вашей кампании по убеждению Содружества в необходимости выбора другого лидера для экспедиции «Фриланд», то не думаю, что это путь к успеху. [На заметку: Пиво было очень холодное и вкусное, а день — очень жаркий.]

Хатама: (смеется) Нет, конечно, нет! Я нанял одну фирму для альтернативного опроса в надежде, что он покажет другую картину, но они сказали: «К нашему прискорбию, вынуждены признать, что вы — весьма популярная персона». Я провел некоторое время в Мельбурне, надеясь, что появится кандидат из «темных лошадок», который сможет заменить меня. Я продолжаю отправлять запросы в университет Суматера Утара, нет ли у них какого-нибудь нахального мажора с факультета политологии, который напоминает меня в эти годы и которого они хотели бы номинировать в экспедицию «Фриланд». Но Университет теперь даже не обращается ко мне с просьбами о дотациях. Практически уверен, что попал в черный список в их базе данных.

Журнал: Активисты вашей кампании представляют вас как идеального кандидата, который обеспечит успешность миссии «Фриланда» и отсутствие инсайдерских сделок. Но вы продолжаете махать руками и кричать «Нет, нет»!

Хатама: Давайте проясним. «Фриланд» должен стать самым прозрачным проектом, который когда-либо создавало Содружество, потому что далеко не все получают выгоды от него в равной мере. Некоторым выпала удивительная возможность отправиться на новую планету и развивать ее, в то время как остальным придется сидеть дома и следить за событиями. Обычные люди в Джакарте и Сиднее должны понимать, кто улетает и почему были выбраны именно эти счастливчики, и, более того, они должны знать, что это было правильное решение.

Слишком часто в нашей истории кто-то диктовал условия всему народу. Слишком большая власть ослепляет. Именно это заставило меня заняться политикой, в то же время, оставаясь в плотном контакте с общественным мнением. Я хочу знать, что думают и как себя чувствуют Джейн в Джакарте и Сэм в Сиднее, потому что у всех нас есть право решать, как мы собираемся прожить нашу жизнь.

Журнал: Может быть и так, но вы категорично выступали против проекта Посева вплоть до того, как резко изменили мнение.

Хатама: Я получил множество голосов от тех людей, которые оказались вне рамок данного процесса. Комиссия, возможно, была права по поводу Поворотного момента, но позиционировали свой доклад они совсем не правильно. Ошибался ли я насчет Поворотного момента? Да. Был ли я не прав, ставя под вопрос всю инициативу Посева? Вовсе нет. Слишком много предположений, слишком мало вовлечения граждан, слишком много старого «вы должны».

Журнал: Что, в таком случае, заставило вас поменять свое мнение?

Хатама: [после паузы] Это было наименьшее из зол.

Журнал: Наименьшее из зол?

Хатама: Послушайте, возьмем Поворотный момент. Это событие, которое случится. Или уже происходит. Не важно. Через 50 или 100 лет проект «Фриланд» уже будет невозможно осуществить. На этой планете будет много людей, и придется принять ряд тяжелых решений. Но у вас есть шанс, незначительный шанс, собрать небольшую группу этих людей – настолько небольшую, что она незаметна на фоне всего населения – и отправить их на новую планету, где они смогут сделать… Я не знаю. Всё. Что угодно. Жить как короли. Сжигать углеводород. Выплавлять алюминий из руды. Есть говядину трижды в день. Просто не страдать.

Журнал: Это несколько противоречит намерению предложить каждому честную сделку.

Хатама: Так и есть, не понимаете? С одной стороны вы не отправляете «Фриланд»; 5 миллиардов жителей Содружества будут испытывать лишения. С другой стороны, вы отправляете «Фриланд»; 4 миллиарда 999 миллионов 990 тысяч граждан Содружества будут испытывать лишения. Но десять тысяч будут жить свободно и хорошо. Может быть, эти десять тысяч придумают, как исправить ситуацию на Земле. Может быть, не придумают. Может быть, они все решат попивать инопланетные коктейли и слушать музыку. Это не имеет значения.

Дать возможность каждому гражданину Содружества шанс занять одно из этих десяти тысяч мест я называю наименьшим из зол. Если каждый будет понимать, как выбраны эти десять тысяч, это будет наименьшим из зол. Если это будет не так, я сам готов повести людей на баррикады.

Журнал: Насколько справедливо, что эти десять тысяч «фриландцев» будут жить лучше, чем остальное человечество на Земле?

Хатама: Я думал, вы более сообразительны. Я думал, в вашем журнале собраны настоящие эксперты! Жить хорошо – их единственная обязанность! Жить хорошо – это же смысл жизни, правильно? Все философии сводятся к этому, и большинство религий тоже. Перед вами открывается целая планета. Нет смысла сидеть под прозрачным куполом, жевать консервы и ходить в ночной рубашке. Это худший вид скупости – жить, просто сидя на богатстве. Нет, первый долг «Фриланда» — жить хорошо. Что дальше? Ну что ж, нам предстоит это выяснить. На данный момент я не заглядываю в планировании далее организации пивоварни и начала производства на ней. Или выхода из руководства всей этой чертовой затеей.

Оригинал: Civilization.com

русский перевод — NeverMind
CivGames.com

10 comments to Откровенное интервью с Хатамой

Leave a Reply